Первый российский корабль «Орел»

Первый российский корабль «Орел»

В каждом, даже самом маленьком городе есть своя достопримечательность, с появлением которой связана не одна легенда, миф или быль. Северная столица нашей родины не стала исключением из правил. Здесь каждая улица, площадь или канал связаны с каким-либо историческим событием. А есть те места, где в прямом смысле писалась история нашего государства. Но что мы знаем о том месте, где родились, где прошло наше детство и юность, и где мы живем по сей день.

Уже мало кто знает историю шпиля здания Адмиралтейства в городе Санкт-Петербурге. Для большинства туристов и жителей города это просто красивый кораблик с парусами, который показывает направления ветра и стал своеобразным символом города. И еще меньше людей знают истинную историю данного флюгера. А ведь своим очертанием и красотой, флюгер обязан первому парусному кораблю военного образца под именем «Орёл». Как известно из поговорки: как кораблю назовешь, так он и поплывет. Но с чего же началась история «Орла»?

Немного истории

Человек не может существовать в мире с природой и в первую очередь с самим собой. Как показывает мировая история, практически все события промышленного прогресса были спровоцированными далеко не мирными событиями. Практически после каждой войны начиналась промышленная революция, которая помогла развиваться человечеству. Но все события истории государства начинаются с печальной, а иногда трагической ноты. История данного корабля начиналась с не просто с мирных событий, а с «царского» подарка.

Корабль Орел

В далеком 1664 году шах Персии Аббас II даровал русским купцам свое благословение на беспошлинную торговлю на своей территории, что в свою очередь открывало практические безграничные возможности. Торговать в Персии было выгодно не только с финансовой точки зрения, но и свои плюсы открывались в области политического и технического прогресса страны. Но как доставить груз, если на протяжении практически всего маршрута ему угрожает опасность. Такие корабли без охраны и огневой поддержкой становились легкой добычей. Для сохранности ценных товаров и жизней купцов недостаточно несколько человек охраны и одного корабля сопровождения. Для таких целей был нужен целый флот, который бы обеспечил безопасное прохождение всего морского пути через Каспий. Но в Российской Империи полноценного военного флота в те времена не было. И его не только нужно было строить с ноля, но и сделать это следовало в самые кратчайшие сроки.

Не одно из чудес света не было построено за один день или даже месяц, как все великие города и империи. На это требовалось время, которого было не так много. И с чего начинать в таком непростом и местами невыполнимом деле?

Строительство корабля «Орел»

И начало было положено. Практически каждый ребенок знает, что приказ о строительства военного флота в России начал Петр I. Но это не совсем так. Судостроительные верфи и корабельные баталии в Воронеже появились гораздо позже. Первый приказ о возведении кораблестроительной верфи отдал отец Петра I — Алексей Михайлович. С особой тщательностью и щепетильностью отнеслись к выбору места для такой постройки. Место было выбрано недалеко от деревни Дединово там, где Москва-река впадает в Оку. Если верить старым картам – это около 12 верст от Москвы (примерно 134 километра). Верфь была рассчитана под строительство больших кораблей, что идеально подходило под строительство военного флота. Параллельно с этим было принято решение взять за образцы эскизы европейских судов и начать строительство первого военного парусника. Базой, которая стала бы идеальной основой для корабля стали чертежи западноевропейского двухпалубного гребного судна с тремя мачтами-пинас. Таким образом было начато строительство первого российского военного судна, который получил имя «Орёл» и дал начало всему Российскому военно-морскому флоту.

Орел

Строительные материалы были доставлены по воде из Коломенской губернии, а металл доставили из Тулы и Каширы. Главным над контролем за строительством назначили боярина Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина. Он отчитывался лично перед государем о ходе строительства. На верфи стройкой руководили дворянин Яков Полуяктов и подьячий Степан Петров. Для этих мастеров работы такого плана были в диковинку и им в помощь из Голландии был приглашен мастер корабельного дела мистер Ламберт Гельта.

Нет худа без добра

На Руси практически все события независимо от масштаба начинались с молебна и благословения. Холодным утром 14 ноября 1667 года был отслужен молебен. Получив свое благословение мастера принялись к строительству оснастки корабля. Но как выяснилось в последствии, древесина из Коломны не подходит для строительства корабля. И строителям пришлось отказаться от поставки и в срочном порядке искать замену. Подходящий материал нашли в Муроме, на вотчине местного архиепископа.

«Масла в огонь» начали подливать местные плотники, которые были первыми в строительстве прекрасных церквей и резных дворов, но ничего не понимали в судостроительном деле. Усугублял ситуацию мистер Ламберт, который ни слова не говорил на русском языке, что привело к задержкам и сбоям. В итоге было принято решение заменить русских плотников на мастеров из Голландии.

Самой главной проблемой государя Алексея Михайловича стали бояре, которые пытались саботировать его решение. Бояре считали, что это невыход из сложившейся ситуации и уж тем более не способ решить возникшую проблему. Строительство верфи и первого корабля всего лишь мимолетное увлечение государя. Они не видели смысла в создании военно-морского флота, опираясь только на свои весьма устаревшие взгляды.

Алексей Михайлович дал достойный отпор и настоял на продолжении строительства, а упорство и настойчивый характер Афанасия Лаврентьевича помогли продолжить строительство. Благодаря этим качествам в помощь голландским мастерам из Коломны прибыли три десятка плотников. А для отделочных работ, изготовления пушек и канатов были мастера по дереву, кузнецы и специалисты по канатному делу. Несмотря на это, бояре пытались всяческими правдами и неправдами игнорировать, опорочить и осквернить любую инициативу Афанасия Лаврентьевича.

Семь раз отмерь – один раз отрежь

«Орёл» был первым судном, которое строилось на русской земле по черчежам полковника Корнелиуса фан Буковена. Длина судна составляет 24,5 метра, ширина 6,5 метров, с водоизмещением в 250 тонн и осадкой на полметра. Есть исторические документы, которые подтверждают, что строительство первого русского военного корабля обошлось Империи в 2221 рубль, а в те времена такая сумма приравнивалось к целому состоянию.

Уже весной 1668 года основные строительные работы были завершены и на судоверфь из Голландии прибыли 22 матроса во главе с капитаном корабля Давидом Бутлером, которые стали первой командой для «Орла». Под четким руководством капитана и подготовленной команды были завершены последние работы и судно подготовили к спуску на воду.

И вот 19 мая этого же года, новый и яркий корабль, на матче которого развивался трехцветных флаг, был спущен с площадки на воду. Россия переняла у Голландии эстафету и украсила корабль согласно традициям морского дела. Нос и карму корабля украшал резной орел, а также гордая птица украшала кормовой флаг. Но на этом проблемы не закончились.

Финишные отделочные работы проходили уже на воде. Так корабль с гордым именем простоял у стенки судоверфи еще год и только после этого смог отправиться в свое первое путешествие в большой мир. Основанием этому стали медленная и небрежная деятельность местных бояр, которые всеми возможными способами пытались помешать завершению работ.

Что в свою очередь привело к тому, что местные крестьяне разворовали все железные и медные детали корабля, которые пришлось заказывать повторно. И когда боярин Афанасий Лаврентьевич попросил прислать кузнецов для выполнения работ, то получил очередной отказ. Ситуацию спасло вмешательство государя, который заставил местных чиновников направить к верфи в Дединово кузница, но всего лишь одного. Что в свою очередь вызвало негодование у голландских мастеров, которые бранились, «бросали» странные взгляды и угрожали уехать домой.

Только вперед

И вот 9 мая 1669 года, корабль «Орел» несмотря на все трудности и тягости, вышел в свое первое плавание вниз по реке Оке. Спустя три месяца первый российский парусный военный корабль прибыл в Нижний Новгород, где на судно взошли более 30 стрелков, которые отвечали за боеспособность корабля. Помимо в арсенал корабля добавили 22 пищаля, 40 пистолетов и мушкетов, дополняли картину несколько ящиков с ручными гранатами. Пушек на корабле к тому моменту еще не было.

К этому времени голландский капитан Ламбер Бутлер подготовил и предоставил на подпись боярину Афанасию Лаврентьевичу корабельный устав. Первый устав корабля включал в себя 34 пункта, которые включали в себя подробный перечень всех обязанной членов экипажа и других лиц во время плавания, ведения боя и стоянки на якоре. За основу был взят устав голландский моряков, который в последствии был адаптирован под русских моряков.

Только после этого документ был направлен в Посольский приказ, а оттуда уже в руки самого государя. Поставив свою подпись, Алексей Михайлович не только зафиксировал, что строительство корабля было не только мимолетным увлечением, но и стало началом длинного пути для всего русского военного флота.

Начало конца

К сожалению, величие и гордое имя не помогло кораблю проявить себя на морских просторах. Простояв почти год у стен кораблестроительной фермы и проделов долгий путь в Нижний Новгород, корабль взял свой курс на Астрахань. Но к этому времени наступила зима, которая значительно уменьшила возможности корабля в условиях российского климата. К тому времени как корабль прибыл в Астрахань, город был захвачен казачьим войском Степана Разина. Судно пополнило коллекцию многочисленных трофеев Разина.

Ходило много слухов вокруг дальнейшей судьбы судна. Кто-то говорил, что после восстания разгневанные люди разграбили корабль и сожгли его дотла, так как не умели управлять и не знали, что делать с таким призом дальше. Но как выяснилась позже судьба корабля сложилась иначе.

Казаки Степана Разина опасаясь за корабль отогнали его от пристани и переправили в один из волжских проток, именуемую Кутумом. А там то ли по стечению обстоятельств или велению рока посадили корабль на мель. Корабль был не только главной и единственной мощью русского флота, но и единственной слабость государя Алексея Михайловича. Многие историки предполагают, что войска Разина сделали всё возможное, чтобы корабль не вернулся к государю. Ведь в этом случае «Орёл» мог быть использован против них самих. А против такого оружия войска Разина были бессильны.

В Кутуме первое российское военное парусное судно «Орёл» закончил свой недолгий, но такой сложный путь. Все что осталось от затопленного корабля местные крестьяне растащили на дрова, а остальное по истечении времени сгнило и превратилось в прах.

Но память остается на века

Не смотря на столь короткую и печальную историю, «Орёл» занял свое почетное место в истории великой Российской Империи. И это связано не только с его сложной судьбой, но и прежде всего с его немеркнущей славой на морских просторах. Он стал первопроходцем для всего военно-морского флота России. Даже Петр I всегда восславляя подвиг мастеров корабельного дела, которое не получило героического продолжения, но навсегда осталось в памяти. По сей день в залах Военно-морского музея города Санкт-Петербурга модель первого парусного судна «Орел» занимает самое почетное место привлекая к себе взгляды не только местных жителей, но и туристов.

И не стоит забывать о флюгере здания Адмиралтейства, которое видно из любой точки города. В очертаниях этого парусника можно легко узнать это сравнительно небольшой, но такой красивый корабль с печальной судьбой. «Орёл» — корабль который не только дал начало новой эпохе, но и навсегда остался первым и единственным кораблем в истории великой Российской Империи.