Легенды о кораблях-призраках

Легенды о кораблях-призраках

Опустошив бутылочку рома под закусь из овощей, солонины и свежего хлеба, на меня обычно нападает этакое мечтательное состояние, в котором я вспоминаю былые легенды. И часто юные моряки просят рассказать меня историю о Корабле-Призраке.

Чтож, когда погода портится, а ветер меняется и жутко завывая в дымовой трубе, просачиваясь сквозняком в окна, не он пробирает до костей леденящим дуновением, заставляя придвинуться ближе к очагу, а жуткие истории о кораблях, что бороздят моря-океаны, одни без огней, появляясь из тумана чтобы нанести смертельный удар тем несчастным, что не в состоянии распознать его приближение по зловещим знакам; а иные — в мертвенном ореоле света, предвещая бурю, в которой ливень обдирает с костей плоть, а молнии разносят в щепки мачты. Иные же проходят мимо, и их невозможно догнать, к ним невозможно взойти на борт и узнать их тайны.

Ибо в каждом море есть свой корабль. И нет муки более ужасной для его экипажа, чем не иметь возможности рассказать о судьбе, его постигшей.

Летучий Голландец

О «Летучем Голландце» и без меня рассказано достаточно; обмолвлюсь лишь что то были два разных корабля, по незнанию географии сухопутными крысами, слившихся в один. Первый из них пытался обойти Горн, второй — мыс, именованный в те времена мысом Бурь.

В числе причин их проклятья обычно называется воля небес, хотя в первом случае это незнание того, что в южном полушарии сезон штормов приходится на то время, пока в северном погода крайне мореходна, а во втором — попытка пройти Горн против ветра, что губительно и ныне.

Калеуче

Но вот другие корабли — один из них плавает в Тихом океане, и именуется «Калеуче». Это имя не принадлежит кораблю, так его именуют аборигены, приписывая ему таинственные и чудовищные свойства — появляться из ниоткуда и скрываться в тумане, на его борту всегда горят праздничные огни, и слышится прекрасная, чарующая музыка — но горе тому, кто поплывёт на её звуки, они заведут на мели и рифы, в туман и в бурю, на верную смерть.

Но есть и ещё кое-что: капитан Калеуче знает о всех сокровищах, какие только сокрыты на дне морском. Не раз охотники за золотом, проникшие на борт этого корабля посредством хитрости, смекалки и даже тайной магией, пытались дознаться у капитана о золоте — и капитан, уважая отвагу тех, кто не боится смерти и проклятий, с горькой усмешкой показывал им то, что они искали. Он также всегда предупреждал их, что у каждого сокровища есть ужасная цена. Какой бы ни была алчность человеческая, каждого из них ждала потеря, и боль от неё не было способно заглушить даже всё золото мира. А потом, испив эту чашу до дна, сломленный и терзаемый бывший храбрец однажды видел, как на горизонте в туман уходит Калеуче, а на его борту — всё то, что потерял человек, отправившийся искать потаенное золото. Стоит ли говорить, что за жизнь этого бедолаги теперь не дашь и пары монет?

Ледяной Корабль

Те, кто ходит по южным морям (а кое-кто и по северным), конечно же страшатся айсбергов, но куда больше внушает страх им Ледяной Корабль. Иногда его видят вмерзшим в лед, иногда — плывущим; он белым-белый от инея, тихо звенящий сосульками, намёрзшими на снасти, скорбно повествует о судьбе тех, чей огонь погас — и в прямом и в переносном смысле. Иной смельчак может взойти на борт этого корабля, и обнаружит там людей, покрытых коркой льда — рулевого, бессильно обвисшего на штурвале, капитана за столом, где в судовом журнале чернеет недописанная строчка, сжавшихся в тесных объятьях под одеялом несчастных, пытающихся сберечь хоть кроху тепла, кока, сжимающего в руке трутовницу, до последнего пытаясь высечь искру… Говорят, что встреча с ним знаменуется студеным дождём, и матросы выбиваются из сил, откалывая с бортов стремительно нарастающий лед, и если они отчаются, и огонь в их душах угаснет — этот корабль пополнит ледяной флот.

Есть ли хорошее предзнаменование? Редко, но встречаются и такие корабли. Например, безымянный парусник, освещенный огнями на оконечностях рей, на клотике, бушприте и гакаборте — его невозможно не заметить, он приближается и вскоре вы видите как такие же огни зажигаются по всему вашему кораблю. Душа моряка в этот момент спокойна, ибо он знает — грозовой корабль-призрак поделился с ним удачей, и пусть будет шторм, пусть будет битва — корабль пройдет сквозь них и уцелеет.

Безымянные

Есть и другие корабли, чьи имена стёрты временем, и некоторые из них появляются лишь время от времени, а некоторые обречены спокон веков повторять свои последние часы, тревожа туристов и рождая слухи, вот только взойти к ним на борт ещё никому не удавалось.

В наши дни, в эпоху спутниковой навигации и радаров, вросло целое поколение тех, кто считает себя моряками, пялясь в экран и нажимая кнопки. И нет-нет, да пронесётся по тавернам молва — такой-то корабль, столько-то тонн, застрахован у Ллойда, имея на борту столько-то душ экипажа в пункт назначения не прибыл, и с этого момента считается пропавшим без вести.

И мы никогда не знаем — повстречался ли он с кораблём призраком, отправившим его на дно таранным ударом — или сам стал таковым? И быть может скоро какой-то моряк, бледный как смерть, войдя в таверну и осушив стаканчик рома расскажет, что видел он пароход, без огней, в жестокий шторм огибающий побережье Аляски, и всё бы ничего, но над его трубой не вился дым, а корпус его проржавел и ни следа не осталось от краски.

А может быть видел он старинный клипер, под всеми парусами несущийся сквозь шторм (чего естественно не сделает ни один разумный капитан), исчезнувший словно его и не было всего лишь через пару мгновений.

А может быть видел он небо, озарённое багровым пламенем, и в облаках дыма два корабля борт о борт обменивались громовыми залпами прежде чем исчезнуть без следа.

Много мёртвых погребено в наших морях-океанах. И много кораблей-призраков бороздят их по воле не людей, но ветров и течений. Увидев их — держитесь подальше, они уже не принадлежат этому миру.