Пираты российской империи

Пираты российской империи


Пираты российской империи: история каперов и корсаров России с самого начала и до конца

Какие ассоциации возникают у вас при упоминании о пиратах? Суровые захваты, капитан судна с повязкой на одном глазу и верным попугаем на плече, реки рома, сундуки сокровищ и прочие классические стереотипы из книг и фильмов. Все это кажется совершенно зарубежной историей, которая никак не соотносится с культурой России, вроде отродясь на земле русской их не было. Но это заблуждение, на самом деле российская власть неоднократно пользовалась услугами пиратов. Предлагаем рассмотреть историю пиратства на Руси – когда же оно началось и самые захватывающие ее моменты.

Морское пиратство зародилось в период мореплавания и начала крупной торговли по морским путям. И зарубежные и отечественные крупные торговые порты были подвержены нападениям, а путь до них почти всегда караулили жадные до наживы пираты. Соответственно, логично было бы предложить, что в России пиратство появилось в восемнадцатом веке, с появлением у российской империи постоянного флота при Петре Первом.

Несомненно, великие императоры Петр Первый и Екатерина Вторая активно пользовались услугами пиратов, однако поощрение государством морских набегов и захватов началось значительно раньше, еще при Иване Грозном. Помимо «государственных пиратов», нанятых властями, существовали и южные земли, на которых пиратские набеги на торговые караваны были привычным делом.

Но давайте обо всем по порядку.

Первый русский пират – капер Карстен Роде при Иване Грозном

Расцвет пиратства в мире, так называемый «золотой век пиратов», пришелся на вторую половину XVII века – первую половину XVIII века, а первые упоминания дотируются и вовсе шестым веком до нашей эры! Помимо вольных пиратов, действующих на свой риск и страх, были и каперы – пираты, которые действовали с одобрения властей. Именно такие пираты первым и появились на Руси, при Иване Грозном после Ливонской войны.

Надо отметить, что в этот период времени почти все крупные страны нанимали пиратов для охраны своих портов и нападения на чужие. Также королевский двор часто спонсировал экспедиции для поиска новых земель и построения новых колоний.

В 1558 году русским захватчикам досталась Нарва, крупный морской порт. Началась большая торговля с Россией, поэтому соседи по территории не могли упустить шанса ограбить корабли, идущие в Нарву. Каперские суда даже получали специальные бумаги и грамоты от правителей с одобрением права на захват чужих суден и товаров. Торговый путь с Россией стал опасен.

В ответ на это к 1570 году царь Иван Грозный решил создать ответную каперскую флотилию, так как возможности создать серьезную охрану территории нашими войсками не было возможности. Страна была истощена после войны, возможности полноценно следить за морскими владениями не было.

Возглавлял первый пиратский флот России Карстен Роде, опытный пират из Датского королевства. Он получил звание «царского морского атамана». Также ему была выдана охранная грамота царя и поручение истреблять вражеские корабли огнем, укрываться в русских портах и дружественных странах. Он должен был отдавать каждый третий захваченный корабль в пользу казны Грозного. Опыт заядлого морского бродяги Карстена позволил ему увеличить флот от одного небольшого корабля до шестнадцати суден. На несколько месяцев его флотилия стала главенствующей в Финском заливе. При этом он не выполнял половину обязательств перед Грозным, присваивая большую часть добычи себе, награбленное с двадцати двух кораблей он продал в зарубежных торговых портах.

Его успешная карьера была закончена всего спустя полгода, когда Роде начал захватывать датчан, наших союзников, у которых он укрывал часть своего флота. Он был задержан, следующие несколько лет был заключен в замке Галль и тюрьме Копенгагена. Датский король приезжал к нему лично, шесть лет он пробыл в тюрьмах Дании. Грозный писал дважды датскому королю, описывал захваты и интересовался судьбой пирата.

Больше сведений о нем не появлялось и история первого русского пирата на этом заканчивается.

Пиратство при Петре Первом

Следующей главой в истории пиратства в России будет уже каперство при Петре Первом, что неудивительно, так как империя приобрела государственный регулярный флот. Прорубив окно в Европу, мы получили возможность впервые удерживать и морские территории. Император Петр был увлечен морским искусством, поэтому перенял опыт службы пиратов в государственных целях уже в первой своей морской войне.

Во время Великой Северной войны по приказу императора Сенат выдал поручикам Берлогену и Ладыжевскому специальные указы по нападению на шведские суда. Они поддерживали контроль между битвами, нанося удары на вражеские суда и помогая получить преимущество русской стороне.

Более подробно все правила подобных «пиратских набегов» были расписаны в Морском уставе 1720 года. Так были установлены нормы раздела добытого и награбленного между участниками, а также был прописан закон о запрете лишать жизни пленных. Эти правила были повторно закреплены в 1765 году, получили свое продолжение в договорах Екатерины Второй.

В 1787 году великая императрица издала свод привил для партикулярных корсаров, а специально созданная комиссия решала все вопросы по распределению награбленного имущества. Таким образом, каперство было прописано в законах российской империи и имело государственный характер.

Петр Первый в поисках Мадагаскара

Также император интересовался пиратством в связи с тем, что хотел найти путь в Индию и Мадагаскар. Многие знаменитые пираты помимо захватов занимались и поиском новых колоний, устанавливали контакты с другими странами и даже становились первооткрывателями.

Императора заинтересовал контр-адмирал Вильстер, который был принят на российскую службу после заграничных поездок. Он рассказал о том, что шведские пираты часто бывают у земель Мадагаскара, повествуя о расположенном там «царстве пиратов». Петр буквально загорелся идеей проложить туда путь.

Сначала он потребовал разузнать все возможное от шведов, отправив туда послов. Они составили по его указу сборник всех сведений о шведских пиратах и их экспедициях, так как король Карл Седьмой отправлял своих людей под видом торговых караванов к берегам Мадагаскара. Однако стоянка в Испании срывает все планы и они возвращаются ни с чем.

Узнав о неудаче Швеции, Петр требует срочно отправить два корабля в экспедицию. Амстердам-Галей и Декронделивде были только построены и совсем не были оснащены, что и привело к неудачам и затоплению кораблей. При этом капитаны и состав не знали о цели экспедиции, все проходило в тайне даже от самих участников. После еще одной попытки добраться до заветных берегов экспедиция затягивается, так как недостаток материала для отделки долго не могут найти. Петр издает указ «отложить плавание до более благоприятных времен». Возможно, стало понятно, что нужна длительная подготовка, а может Петр стал сомневаться в правдивости информации о Мадагаскаре.


Казачье пиратство на юге России

Южные казаки известны своим вольным характером и огромной силой. Их морские набеги описывали как европейские инженеры, так и восточные путешественники и свидетели нападений. Сохранились описания запорожских «чаек» — небольших кораблей, на которых казаки совершали набеги на турецкий берег. Они были сделаны из ивовой или липовой древесины, сверху привязывался камыш, который защищал от качки и не давал перевернуться судну.

Казаки спускались по Днепру и Дону, до 50 «чаек» разом. Их часто пытались остановить и обезвредить турки, но редко преуспевали в этом. Казаки доходили до Черного моря и Константинополя, захватывали Азов. Но крепость не была принята Михаилом Федоровичем, поэтому казаки ушли обратно на Дон, а Азов вновь вернул только Петр Первый.

Набеги проходили почти каждый год с начала XVII века и почти до конца XVIII века, когда Екатерина Великая прекратила существование Запорожской Сечи.

Однако императрица понимала, что в предстоящей войне с Турцией будет необходимо получить выход в Средиземное море, поэтому, как и многие мудрые правители, обратилась за помощью к пиратам.

Верный пират Екатерины Великой: война с Турцией

Как и великий император Петр, Екатерина понимала важность флота и помощи на воде со стороны пиратов, особенно в войнах. Для войны с Османской империей Екатерина призвала на службу пиратскую флотилию, которая плавала под андреевским флагом.

Именно в этот период можно говорить о задокументированной государственной службе пиратов в России, им было дано звание «флота Российской империи». Екатерина Вторая лично составила следующие правила для всех своих морских военнослужащих, в которых было прописано, что наши суда имеют права нападать без разбора на турецкие суда, особенно если на них есть христианские пленные. Помимо устава «Партикулярных корсаров», подписанных Екатериной, существовал и указ «о взысканиях», которым подвергались пираты, нарушившие привила устава. Они должны были нападать только на вражеские суда неприятеля и не притеснять нейтральные суда соседних стран.

Наиболее известным пиратом при Екатерине Второй был Ломбардо Качиони, который поступил на службу в российскую империю всего в семнадцать лет. До этого возраста он успел несколько раз нападать на турецкие судна, поэтому имел опыт, который пригодился позже.

К тридцати годам он уже был офицером и возглавил первое организованное нападение с лодок на корабль турков, судно впоследствии было названо в честь князя Потемкина. В следующем году он приобрел уже больше десяти кораблей, захваченных и предоставленных государством. Таким образом, за несколько лет он установил контроль в Эгейском море и имел почти двадцать кораблей на обширной территории вплоть до Египта.

Именно флотилии Качиони удалось отвлечь большое внимание турков на себя и нанести им большой урон, что помогло в соотношениях сил в главной битве Турции флотом адмирала Ушакова. От императрицы корсар получил звание полковника за храбрость и помощь в сражениях.

Однако через год Качиони все же потерпел поражение от турков, так как они заключили договор с пиратами Алжира, тем самым на Качиони напали двенадцать алжирских судов и еще девятнадцать турецких. Пират смог спасти только четыре своих корабля и часть верной команды, далее им пришлось бежать. Но он не потерял расположения Екатерины и князя Потемкина, в награду за все усилия ему компенсировали все потерянные корабли.

После окончания войны и подписания мирного договора, пиратская флотилия Качиони оказалась не нужна российскому двору, поэтому Екатерина отказалась от их услуг. Но команда не хотела принимать этот факт, поэтому следующие два года его корабли держали в страхе все восточное побережье средиземного моря, нападая и грабя все проходящие турецкие и европейские суда.

Но удача отвернулась от пирата, турки заключили очередной договор уже с Францией, и под их натиском флот Качиони был поражен. Но о нем позаботилась Екатерина, милостиво разрешив проживать в российской империи и даже освободив в ходе переговоров его жену из плена.

Надо отметить, что пирата и Екатерину связывали очень крепкие и доверительные отношения. Так еще во время войны турецкий султан пытался подкупить Качиони, но корсар проигнорировал его щедрые предложения, оставшись верным России. А после поражения корсар неоднократно бывал при дворе, присутствовал на праздниках и имел значимые подарки королевского двора – поместье в Крыму, носил феску с вышивкой «под рукой Екатерины» и получил перстень от ее сына, следующего императора России – Павла.

Он оставил не только большой след в истории, но и культуре. О верном корсаре Екатерины писал Байрон в поэме «Корсар» и оставил незаконченную поэму великий русский поэт М. Ю. Лермонтов.

Последние пираты России: окончание эпохи корсаров и каперов

Вплоть до Революции и Гражданской войны в России оставались действующие суда корсаров, хотя согласно Парижской декларации 1856 года каперство было объявлено вне закона и прекращено по всему миру.

Во время русско-японской войны в начале двадцатого века Россия вновь прибегала к помощи корсаров, но уже более тайного назначения под названием «Добровольный флот». Они должны были осматривать грузовые суда, идущие в Японию и при нахождении тайного контрабандного оружия уничтожать корабли. Для этой цели было выделено шесть быстроходных судов.

За несколько лет такие осмотры нашли более десяти зарубежных пароходов с незаконным оружием и другим контрабандным грузом. «Добровольный флот» имел установку «не стесняясь, топить» все контрабандные суда, что и регулярно происходило. Но после ноты британского правительства с возмущением о незаконности затопления одного из кораблей, так как он якобы не имел незаконного груза, Николаю Второму пришлось прекратить деятельность крейсеров.

Таким образом ,на протяжении многих веков государственные деятели России не раз прибегали к помощи пиратов – корсаров, каперов и других наемных команд. Их усилия неоднократно помогали во время сложных войн и помогли защищать и открывать новые территории для российской империи.

Именно поэтому мнение, что русских пиратов никогда не существовало – всего лишь заблуждение, так как наши «пираты» служили на государственной службе, ходили под российским флагом и подчинялись властям, а не свободно грабили всех подряд и подчиняли себе участки моря, как «пираты Карибского моря».