Томас Кавендиш

Томас Кавендиш


После триумфального возвращения Дрейка из кругосветного путешествия в Англии не было отбоя от желающих следовать по его стопам. Более других повезло Томасу Кавендишу, двадцатидвухлетнему вельможе, сблизившемуся с некоторыми из спутников Дрейка и склонившему их принять участие в новом плавании. Продав свое имение, Кавендиш оборудовал два небольших корабля, третий был куплен компаньонами. Англия воевала с Испанией и потому из подготовки к плаванью никто не делал секрета. Флагманский корабль звался «Желанием» и был в полтора раза больше дрейковской «Золотой лани». Кроме него, в море вышли «Удовлетворение» и барк «Хью Галант», на котором плыл Френсис Притти, написавший впоследствии отчет о путешествии.

Томас Кавендиш погрузил на корабли припасы на два года пути, набрал опытный экипаж, и еще до отплытия заключил соглашение с командой, в котором точно указывалась доля каждого в ожидаемых прибылях. 21 июля 1586 года, менее чем через шесть лет после возвращения Дрейка, маленькая эскадра отправилась в путь.

Путешествие до Бразилии и дальше на юг прошло без особых приключений. 6 января 1587 года, войдя в Магелланов пролив, пираты увидели на берегу людей (двадцать четыре человека, в том числе две женщины), звавших на помощь. Это были остатки испанской колонии, основанной по приказу короля Филиппа. Его поразила легкость, с которой Дрейк прошел пролив, что после Магеллана никому не удавалось. Педро Сармиенто, открыватель Соломоновых островов, нашел западный проход в залив и предложил поставить там крепость, чтобы закрыть его для чужих кораблей. У восточного входа в пролив было построено укрепление, названное «Номбре де Хесус», с гарнизоном в сто пятьдесят солдат, а в сорока пяти милях, в самом узком месте пролива, был заложен город и форт под названием «Эль Сьюдад дель Рей Фелиппе». Там Сармиенто поселил четыреста солдат и колонистов. Через два года, когда припасы подошли к концу, колонисты начали умирать от цинги и дизентерии, а также гибли в стычках с индейцами Огненной Земли, которые совершали на крепость набеги.

Не найдя в бухте даже пресной воды, англичане назвали ее Портом голода. Колонисты показали, где были зарыты пушки — калибр их был больше, чем у корабельных, и они пригодились затем в нападениях на испанские галионы. По пути через пролив Томас Кавендиш нашел разбитый «Мэриголд» — пропавший без вести корабль из эскадры Дрейка.

24 февраля 1587 года Кавендиш вышел в Тихий океан. Проплывая мимо берегов Чили, Кавендиш ежедневно устраивал учебные боевые тревоги и тщательно экзаменовал кормчих, добросовестно готовя почву для торговцев и воинов. Захватив два испанских судна и сняв с них добычу, Кавендиш, сжег их вместе с грузом.


9 июля пираты узнали, что вскоре в этих краях ожидают прибытия манильского галеона — он шел на юг до широты 13 или 14 градусов, а затем брал курс на запад, к острову Гуам, они бросились преследовать его. Манильские галеоны был огромными кораблями, перевозившими все ценности, накопленные в колонии за год, и обратно они везли деньги, а также Реал Ситуадо — королевскую дотацию Филиппинам, жалованье солдатам и чиновникам — всего до трех миллионов восьмиреаловых монет (мексиканских долларов, или песо). Из-за размеров их скорость и маневренность была крайне низкой, кроме того, они практически не могли передвигаться при противном ветре.

4 ноября 1587 года, у берегов Калифорнии, пираты наконец встретили семисоттонную «Святую Анну», капитан которой отказался сдаться. Бой продолжался более пяти часов. Подвижные английские суда, вооруженные тяжелой артиллерией, проломили ядрами борта галеона, и он, начав медленно погружаться, выбросил флаг сдачи. Пираты сняли с галеона сто двадцать две тысячи золотых монет, много шелка, благовоний, жемчуга, фарфора, выбирая лишь самое ценное. Галеон на буксире дотащили до бухты Порто Сегуро, где испанцы сошли на берег. 8 ноября, во время дележа награбленного, начался бунт, который Кавендишу удалось успокоить, увеличив долю моряков за счет шелка, фарфора и пряностей; золото же он сохранил для себя и королевы. Доверху нагрузив свои корабли, Томас Кавендиш забрал с галеона двух японцев и трех филиппинцев, а также побывавшего в Кантоне португальца, обеспечив себя информацией куда лучше, чем Дрейк. Галеон и более пятисот тонн ценных грузов, оставшихся на нем, пираты сожгли.

Ночью исчез корабль «Удовлетворение», на котором Кавендиш только что подавил бунт, и о дальнейшей судьбе его ничего неизвестно. У него оставался лишь один корабль, перегруженный добром, и беззащитный перед любым военным кораблем испанцев либо португальцев.

Кавендиш отправился через океан к Островам пряностей, решив по дороге познакомиться с главным испанским владением в Южных морях — Филиппинами. По дороге они остановились на Гуаме, где обстреляли островитян из пушек.

На Филиппинах Кавендиш шел от острова к острову по длинной дуге архипелага, собирая дань с вождей племен, только у Манилы заявив, что он английский подданный и враг испанцев. Одарив вождей острова Лусон награбленным у испанцев добром, он расстался с ними в наилучших отношениях.

В Маниле были уже оповещены о прибытии Кавендиша, у входа в бухту стояли батареи, а берега патрулировали испанские отряды. От набега пришлось отказаться, и Кавендиш продолжал путешествие вдоль берегов Лусона, нанося его очертания на карту.

По дороге к Индийскому океану он бросил якорь в проливе между Явой и Суматрой. Тут Кавендиш купил у местного султана припасов на дорогу, заплатив за них серебром и золотом, и на прощание подарил султану три пушки, которые на английских кораблях были балластом.

Во время пути через Индийский океан Томас Кавендиш привел в порядок свои записи и уточнил карты, и привез в Англию массу конкретных сведений об Америке, Филиппинах и Яве. Во время похода он сжег и потопил девятнадцать кораблей и захватил богатую добычу. Кавендиш сыграл большую роль в борьбе с испанцами, и по возвращении ему устроили торжественную встречу.