Буканьеры XVII века

Буканьеры XVII века


Всю первую половину XVII столетия французские пираты, базируясь на острове Эспаньола (сегодня там расположены государства Гаити и Санто-Доминиго), то и дело нападали на испанские суда в Карибском бассейне. А к середине века эти воды бороздили уже сотни пиратских кораблей, в основном французских, голландских и английских; главные их порты располагались на Тортуге и в Порт-Ройяле на Ямайке. Этих пиратов называли «буканьерами», так же как первых французских поселенцев, которые разводили скот и делали boucanning (копченное мясо).

Буканьеров из Порт-Ройяля, в основном англичане, называли «Береговым братством». Самыми знаменитыми среди них были Генри Морган, Франсуа Л’Олоннэ, Мишель де Граммон, Эдвард Дэвис и Лоренс де Граф.

Буканьеры вышли из числа первых поселенцев, которые мирно хозяйствовали на своем клочке земли, пока давление со стороны испанцев не вынудило их податься в пираты. Буканьеры подкрадывались к своим жертвам сзади, с кормы, обычно под покровом ночи. Заклинив руль, чтобы не дать кораблю спастись бегством, они первым делом убивали рулевого и офицеров. Их молниеносные атаки были короткими и жестокими; как правило, испанцы сдавались без боя, понимая, что корабль захвачен еще до того, как подняли тревогу.

Эта разновидность морских разбойников получила известность благодаря судовому врачу Александру Эксквемелину, который плавал с Л’Олоннэ и Морганом. В своей книге «Буканьеры Америки», опубликованной в 1678 году, он живописно описал их подвиги, кодекс чести и образ жизни.

В конце XVII века буканьеров стало так много,что они вполне могли совершать налеты на крупные прибережные города. Войдя в бухту и захватив береговой плацдарм, они устремлялись в глубь суши, эту тактику с большим успехом использовал Генри Морган.


Буканьеров объединяла ненависть к Испании; у них даже был флот, который сдавался в аренду любому, кто хотел повоевать с испанцами — естественное, за долю в добыче.

К концу XVII столетия сфера влияния буканьеров вышла далеко за пределы Карибского моря и распространилась на большую часть Тихого океана, от Калифорнии до Чили. Среди особо удачных их операций в этот период можно отметить захват Новой Сеговии на американском континенте; кроме того, в это же время Л’Олоннэ взял под контроль Венесуэльский залив, а Морган разграбил Порто-Белло и Панаму. После падения Порто-Белло был подписан договор между Англией и Испанией касательно Нового Света. Согласно ему, Британия оставляла за собой все завоеванные ею территории в обмен на согласие признать испанскую монополию на торговлю. Толку от этого соглашения было немного: достаточно сказать, что к моменту его подписания губернатор Ямайки Томас Модифорт уже выдал Моргану разрешение совершить налет на Панаму. И день, когда Морган разграбил город в 1671 году, проявив при этом невиданную жестокость, ознаменовал начало расцвета буканьерства, который продолжался все последующие пятнадцать лет.

После 1685 года буканьерство пришло в упадок, частично из-за того, что и сам испанский флот переживали не лучшие времена, но основной причиной была та, что образ жизни пиратов не отличался устойчивостью (жили они, как говорится, «от куска до куска») и был обречен на самоуничтожение в силу своей расточительности и жестокости. Об этом хорошо сказал все тот же Эксквемелин:

Они спускают все нажитое… с невиданной легкостью, потакая любым своим прихотям, и погрязли в греха, среди которых первое место принадлежит пьянству. Они покупают вино бочонками и, выбив затычку, пью до тех пор, пока бочонок не опустеет, с такой же легкостью, как испанцы пьют родниковую воду.