Печелинги

Печелинги


Печелингами или флексилингами (по названию порта Флессилинг) — называли в Европе и Новом свете голландских каперов 16-17 веков, или, проще говоря, пиратов на службе государства.

Голландия к концу 16 века накопила достаточную экономическую мощь, а национальное самосознание послужило объединению разных слоев населения, и страна смогла отстоять свою независимость. Война с бывшим сюзереном — Испанией, была неизбежна, так как именно Испания была в то время самой могущественной морской державой, контролировавшей пути сообщения, а значит и торговые контакты с народами Нового света и Азии.

Кроме того, Голландия хотела получить свою часть колониального пирога, в разделе которого еще не успела поучаствовать. Развивающейся капиталистической державе нужны были рынки сбыта и ресурсы. Кроме того, нельзя забывать про идеологические разногласия — протестанты голландцы были в глазах испанцев худшими еретиками, чем дикари.

А на войне все средства хороши, даже союзы с потенциальными соперниками — Англией и Францией (впрочем, в определенных рамках) и использование откровенно силовых или разбойничьих методов. Каперы себя пиратами не считали, но по существу они были как раз самыми настоящими морскими разбойниками.

Печелинги

Их отличие от пиратов в том, что каперы нападают только на корабли вражеской державы. Однако, от разграбления каперы не отказывались никогда, что не всегда себе позволяли (или просто не успевали сделать) рейдеры — представители вооруженных сил государства, осуществлявшие борьбу с торговлей вражеского государства. Даже в случае осуществления разбоя рейдеры не должны были участвовать в разделении добычи, ведь они состояли на службе государства, а каперство всегда оставалось частным предприятием.

Провести четкую грань между этими двумя формами морской борьбы в некоторых случаях достаточно сложно, так как на практике рейдеры не всегда могли удержаться от присвоения верной добычи. Также в составе больших экспедиций на море могли присутствовать как рейдерские, так и каперские судна. Последние отличались маневренностью, были легко вооружены и быстроходны.

Печелингов, безусловно, следует отнести к пиратам-каперам, они не чурались жестких методов, специально охотились на богатые испанские галеоны, грабили прибрежные испанские, португальские поселения в колониях.

Однако, они выполняли на службе голландских монархов историческую миссию — освоение колоний, основание новых поселений и форпостов, налаживание торговых путей и связей, и даже попутно способствовали расширению географических знаний и введению новых традиций. Так, именно голландцы первыми высадили на берегах Австралии двух преступников, виновных в истреблении пассажиров потерпевшей крушение «Батавии».

Легкие и быстрые суда печелингов наводили страх на туземцев, фактически ликвидировали конкурентов. Попадавшимся в плен пиратам не помогали заступнические грамоты, с ними расправлялись жестоко. Нередко испанцы и португальцы предлагали перечлингам помилование в случае перехода в католицизм, однако, это была лишь уловка, избежать смерти не удавалось никому, кто признавался в пиратстве. А торжествующие противники в «официальной отчетности» сообщали о новых обращенных.


Цели, которым служили печелинги, осознанно или нет, свидетельствовали о новом статусе Голландии, приближавшейся к статусу имперской державы в капиталистическом обществе. Так, пираты помогали установлению монополии на торговлю пряностями в Испанском океане. Причем голландцы действовали в стиле истинных капиталистов, не выкачивая товар полностью, а сбывая его в том количестве, которое обеспечивало высокую цену. Конечно, присутствие иных торговцев в бассейне Испанского океана не приветствовалось. Поэтому, договоренности с Англией и Францией были весьма условными, а уж с португальцами, исполнявшими роль поборников безопасности на море (в своих целях, ведь основные порты были под их контролем) и вовсе развернулась упорная борьба. Лицензии на свободный проход фактически утратили свое действие, печелинги творили суд и расправу и хозяйничали на море беззастенчиво.

Хотя голландцы укрепляли свои позиции, нападения на порты португальцев в целях получения контроля над торговыми базами на пути в колонии неизменно терпели неудачу, голландцам не хватало опыта. В 1618 году генерал-губернатор Нидерландской Индии (пышное название островов Малайского архипелага, находившихся под контролем Голландии) затеял нападение на Манилу или Макао, однако, эта экспедиция потерпела полное поражение. Печелинги в отместку принялись за разграбление соседних островов, была объявлена пиратская война китайской торговли. Сотнями исчислялись потопленные корабли, число проданных в рабство вообще невозможно было точно определить. Голландцы настроили против себя все страны Южной и Юго-Восточной Азии, выгоду от этого получали англичане и португальцы, а также иезуиты.

К началу 17 века голландцы решили отказаться от жестких мер, решив, что торговля выгоднее пиратства, Восток был поделен, Голландия закрепилась на Малайском полуострове. Таким образом, хотя имперские амбиции до конца реализовать не удалось, печелинги выполнили свою миссию.

Печелинги

Практически эти же планы выполняли печелинги у берегов Южной Америки, с той разницей, что господства в этой области у них не было никогда. Методы оставались те же, однако, успех сопутствовал пиратам не всегда. Первая экспедиция к берегам Перу и Чили потерпела неудачу из-за естественных причин, в пути разыгралась эпидемия цинги. Вторая и последующие неизменно приносили богатую добычу, особенно в этом плане успешной можно считать экспедицию адмирала ван Спиелбергена (который, правда, по возвращении из нее умер в нищете и безвестности). Однако, испанские наместники всегда узнавали о планах голландцев и были готовы к их набегам. Принципиальных изменений в распределении сил на этой территории печелинги не внесли. После заключения Вестфальского мира эра печелингов подошла к концу, хотя в Карибском бассейне голландские пираты еще появлялись, поддержкой государства они официально уже не пользовались.