Античные пираты

Античные пираты

В начале первого века до наше эры сложилась ситуация, когда носитель звания «властитель морей» не вызывал сомнений, и он не желал делить его ни с кем. Этими властителями морей были античные пираты.

Пираты чувствовали себя в Средиземноморье как дома, их рейды, по словам Плутарха, были больше похожи на увеселительные прогулки: «выставляя на показ вызолоченные кормовые мачты кораблей, пурпурные занавесы и оплавленные в серебро весла, пираты словно издевались над своими жертвами и кичились своими злодеяниями». Их флот превышал тысячу кораблей и был, пожалуй, равен сумме всех государственных флотов Средиземноморье, превосходя их к тому же по качеству. Попытки сопротивления подавлялись немедленно и безжалостно.

Пираты держали в своих руках до 400 прибрежных городов. Население этих городов формировали их ударные отряды на побережье. У них были свои якорные стоянки, гавани, береговые службы наблюдения и связи, свои методы вымогательства и расправы.

В 79 году до нашей эры пираты осадили римский город Популоний, а в 88 и 69 году эвпатариады удачи дважды захватывали и предавали «огню и мечу» остров Делос. Пиратами был захвачен город Кайета, где этими молодчиками был разграблен знаменитый храм Юноны. Наглость пиратов дошла до того, что они осмелились похитить римских преторов Секстиния и Беллина вместе со слугами и почетной стражей.

Успехи настолько вскружили пиратам головы, что с начала 60 годов до нашей эры они начали угрожать непосредственно Риму. Совершив нападения на Мисен и Кайету, пираты подобрались к главной гавани Рима того времени — заливу Остин, где уничтожили оказавшийся там консульский флот.

Перед Римом вырисовывалась крайне безрадостная перспектива. Сенат, пытаясь решить проблему с пиратами, заседал непрерывно, но каждый раз сенаторы безнадежно застревали в хитросплетениях древнего права: ведь «враги — это те, которым или объявляет официальную войну римский народ, или они сами римскому народу: прочие называются разбойниками или грабителями». Пираты никогда не объявляли войну Риму. Покоритель всего Средиземноморья считал ниже своего достоинства замечать вышедшую из повиновения чернь.

Выход из создавшегося положения нашел народный трибун Авл Габиний. Не война — карательные акции. В начале 67 года до нашей эры по его предложению, поддержанному Гаем Юлием Цезарем, Гнаю Помпею для искоренения пиратства были вручены диктаторские полномочия сроком на три года. В любом месте Римской республики он мог в случае нужды потребовать войска, денег и корабли. В его полную власть переходила вся береговая полоса до 400 стадиев в глубину. В его распоряжение передавались 20 легионов по 6000 человек в каждом, до 5000 всадников, 270 кораблей и сумма в 6000 талантов на нужды кампании. Все должностные лица и правители подвластных Риму государств обязывались беспрекословно выполнять его требования.

Помпей прекрасно понимал, что не количество войск и денег, а также не титулы его навархов решат исход сражения. К слову сказать — и денег, и кораблей у пиратов было побольше, хотя Помпей вместо 270 кораблей снарядил 500, отдав предпочтение излюбленному типу пиратских кораблей того времени — либурне (небольшое, очень маневренное и быстроходное парусно-гребное судно, на котором можно было легко догнать и захватить любого «торгаша», а в случае опасности — столь же легко и быстро удрать). Нужен был план кампании — и Помпей нашел его лучший вариант. Он первый наглядно продемонстрировал достоинства принципа «разделяй и властвуй».

Понимая, что обычным, традиционным путем ему с пиратами не справиться, он решил разгромить их по частям, но одновременно.

С этой целью, Помпей разделил Средиземное, Черное, Эгейское, Адриатическое и Мраморное море на 13 секторов и в каждый из них направил флот, чья численность зависела от трудности задачи. Расстановка сил была следующей:

  1. Тиберий Нерон и Маилий Торкват — Иберийское море и часть Атлантики от устья Тага до Балеарских островов.
  2. Марк Помпоний — Балеарское и Лигустинское моря от Балеарских островов до Апеннин.
  3. Поплий Атилий — Корсика и Сардиния.
  4. Плотий Вар — Сицилия и Африканское море.
  5. Лентул Маркеллин — североафриканское побережье от Египта до Иберийского моря.
  6. Лукий Геллий Попликола и Гней Лентул Клодиан — Тирренское и Адриатическое побережье Италии.
  7. Лукий Сисенна — берега Пелопоннеса и Македонии, западное побережье Эгейского моря.
  8. Теренций Варрон — Эпир от Корифанского залива до пролива Отранто и патрулирование моря между Сицилией и Кикладами.
  9. Лукий Лоллий — Греческий архипелаг и Эгейское море со всеми островами.
  10. Метелл Непот — Южное побережье Малой Азии, Кипр и Финикия.
  11. Кепион — западное побережье Малой Азии.
  12. Публий Писон — Черное Море.
  13. Марк Катон (под началом Писона) — Мраморное море.

Составив план и обговорив с навархами (наварх — командующий эскадрой или флотом) детали операции, Помпей скрытно расставил флоты по местам, и в условленный день и час, было начато одновременное наступление на главные пиратские базы. Основная тяжесть легла на Метелла Непота. Бежать пиратам было некуда: густой римский гребень вычесывал их укромных архипелагов, настигал в бухтах и открытом море. Эскадра Плотия Вара наглухо отрезала пиратов западной и восточной частей моря друг от друга, а Теренций Варрон, захвативший Крит (Крит в то время был пиратским государством и одним из главных покровителей пиратов), лишил их возможности укрыться в лабиринтах Адриатики. Сам Помпей с 60 кораблями неизменно оказывался там, где требовалось подкрепление.

Начал он с западного Средиземноморья: здесь пиратов было меньше, а их поражение должно было оказать деморализующее воздействие на остальных. С пиратством в западных водах было покончено за 40 дней. Это облегчило задачу Попликолы, и в результате Апеннинский полуостров был освобожден от экономической блокады, а Помпей, обеспечив себе тыл, смог перебросить часть флота и войск на восток, чтобы приступить к выполнению решающей и самой трудной части плана.

Особенно тяжелые бои разыгрались у южных берегов Малой Азии. Почуяв, что опасность на сей раз нешуточная, пираты в панике бросились в свои гавани и крепости, считавшиеся неприступными. Но это было предусмотрено планом Помпея. Его детали неизвестны, но результат был ошеломляющим. В морской битве у Коракесия, взятого приступом, было уничтожено и захвачено более 1700 пиратских кораблей, 10000 пиратов нашли здесь свою смерть, 20000 попало в плен. Были разрушены все пиратские стоянки и сожжены верфи. Захваченная добыча превзошла самые смелые ожидания. Вся операция была осуществлена за три месяца вместо трех лет.

Казнив лишь пиратских главарей (их набралось несколько сотен), Помпей, воспользовавшись данной ему Сенатом властью, объявил амнистию всем остальным: и тем, кто был захвачен в плен, и тем, кому удалось унести ноги из этой мясорубки. Амнистированным он отвел для поселения несколько городов равнинной Киликии, разрушенных набегами армян: Эпифанию, Маллос, Адану и малонаселенные Солы, переименованные благодарными разбойниками в Помпейополь. Западным пиратам был отведен город Диме.

Эксперимент Помпея явно удался: примерно на полтора десятилетия, по словам Страбона, мореходы наслаждались полной безопасностью, а Рим забыл, что такое голод. И не его вина, что пиратство, как птица Феникс, возродилось все в той же Киликии (хотя, справедливости ради, надо отметить, что «властителями моря» пираты уже не становились никогда).