Быт и жизнь пиратов

Быт и жизнь пиратов


Может, это покажется странным, но в основном во всех пиратских обществах были введены строгие правила, регламентировавшие поведение пирата. Пират всегда должен был спать в одежде. Жестоко карались те из них, кто оставался спать на берегу. Особые меры наказания применялись к тем, которые принуждали своих товарищей пьянствовать, если оные отказывались от этого.

Английский пират Бартоломью Робертс в 1719 г. Запретил на своих кораблях азартные игры в карты и кости, не разрешал приводить на корабль женщин. За появление на борту переодетых мужчинами дам виновному грозила виселица. Драки между членами командами исключались. Все дуэли происходили на берегу в присутствии секундантов. В восемь вечера на корабле Робертса играли отбой и гасили свет. Если кто-либо желал выпить рому после сигнала, он должен был выйти на палубу и напиться на глазах капитана, который всегда пил только чай.

Китайская пиратка Цин установила для своих подчинённых следующие суровые правила:
если матрос самовольно сойдёт на берег, то ему проткнут уши в присутствии всего личного состава флота. При повторении случая он будет казнён; воспрещается самовольно присваивать даже мелкие вещи, добытые кражей или грабежом. Всё подлежит учету, причем пират получает две части (двадцать процентов), а остальные восемь частей поступают на склад, составляющий общее достояние. Присвоение предметов общего фонда грозит смертной казнью.

А. О. Эксквемелин, бывший пиратом с 1667 по 1672 г. и в последствии впоследствии выпустивший книгу “Пираты Америки”, писал: “Пираты очень дружны и во всём помогают друг другу. Тому, у кого ничего нет, сразу же выделяется какое-либо имущество, причем с уплатой ждут до тех пор, пока у неимущего не заведутся деньги. Пираты придерживаются своих собственных законов и сами вершат суд над теми, кто совершил вероломное убийство. Виновного в таких случаях привязывают к дереву, и он сам должен выбрать человека, который его умертвит. Если же окажется, что пират отправил на тот свет своего врага вполне заслуженно, то есть дал ему возможность зарядить ружьё и не нападал на него сзади, товарищи убийцу прощают.”

Но эти идиллистические картины дружбы пиратов не означают, что у пиратов были прекрасные взаимоотношения, что они были честными и порядочными людьми. Отнюдь нет. Очень часто между пиратами и их командирами происходили ссоры, кончавшиеся убийством.


Однажды кто-то из команды спьяну оскорбил капитана Бартоломью Робертса. Тот убил его на месте. Один из присутствующих при этом пиратов стал возмущаться – Робертс ударил его саблей. Раненый, рассвирепев, бросился на капитана, команда немедленно разделилась на две партии, и на палубе “Королевской удачи” чуть было не вспыхнуло настоящее сражение, но пираты опомнились: без опытного капитана не видать богатой добычи! Отыгрались на мятежнике: его приговорили к порке, и, когда рана зажила, каждый член экипажа нанёс ему по два удара. Наказанный, естественно, не признал себя виноватым и искал случая отомстить. Он уговорил лейтенанта Томаса Анстина отделиться от Робертса и принять на себя командование захваченной бригантиной. Но его месть не удалась: пираты устроили контрзаговор и ночью застрелили Анстина прямо в койке.

Для поддержания дисциплины капитан пиратского судна обычно имел осведомителей, сообщавших о настроении команды. Так, знаменитый в начале 18 в. капитан Эдвард Тич, по прозвищу Чёрная борода, писал в судовом журнале: “Ром кончился, наша компания в дьявольском замешательстве. Ведутся разговоры об отделении.” Только когда удалось захватить судно с большим запасом ликёра, Тич смог записать: “Снова всё идёт хорошо.”

Набирая экипаж, капитан заключал с командой договор, в котором оговаривалась доля пирата в добыче и компенсация за понесённое увечье в бою. В качестве примера можно привести договор, заключенный в 1385 г. Балтазаром Коссой. В нём, в частности говорилось:

“Всё добытое в операциях – будет делиться на четыре части. Две из них будет получать экипаж, четверть пойдёт моим верным и храбрым друзьям – Ринери, Джованни, Ованто, Берардо и Биордо. Последнюю четверть буду получать я, как капитан корабля и руководитель операцией. Если в нашей операции кто-то потеряет глаз, он получит компенсацию в 50 золотых цехинов, дукатов или флоринов, или 100 скудо или реалов, или 40 сицилийский унций. Или, если он предпочтёт, — одного раба — мавра. Потерявший оба глаза получит 300 цехинов или дукатов, или 600 скудо или реалов, или 240 сицилийских унций. Или, по желанию, — двух рабов. Раненый в правую руку или потерявший её получит 100 цехинов или дукатов, или 200 скудо или реалов, или 100 сицилийских унций. Или, по желанию, — двух рабов. Если кто-нибудь потеряет обе руки, он получит компенсацию в 300 цехинов или дукатов, или 600 скудо или реалов, или 240 сицилийских унций. Или, по желанию, — шести рабов. Парализованная рука или нога приравнивается к потерянной…”.

В договоре, подписанном всеми пиратами Георга Лоузера, на борту “Избавления” запрещалось играть на деньги. Если кто-нибудь обманом выманивал у другого хотя бы шиллинг, следовало наказание назначаемое капитаном и большинством команды.

Самое интересное, что, подписывая договор, пираты клялись в верности его соблюдения и в подчинённости капитану на… Библии!

Кстати, уместно сказать несколько слов о пиратских флагах. Они были самые разнообразные: и чёрные, и с красным петухом, и со скрещенными шпагами, и даже с барашком. Зачастую это был национальный флаг какого-нибудь государства – всё зависело от вкуса капитана. Вообще-то флаг для пирата не имел большого значения. Чёрный флаг с черепом и скрещёнными костями – символ грабежа и разбоя – появился только в 19 в. в романах и повестях.