Почему женщина на корабле — к беде

Почему женщина на корабле — к беде

К женщинам на флоте отношение всегда было неоднозначное. Во-первых, согласно традициям, на борт корабля они допускались только в порту — это была вынужденная мера — отпускать команду на берег в те времена значило лишиться половины ввиду дезертирства насильно завербованных, а так как без рома и женщин они неминуемо поднимут бунт, то капитан, стиснув зубы, разрешал приглашать на борт жен тем у кого они есть, а к остальным наведывались портовые проститутки (из этого следовала вторая проблема, именуемая «хроническая невыплата жалования» — морякам не платили по нескольку лет, их семьи голодали, так что если не выплатить хотя бы часть — бунт был бы неминуем, а потому в порт военные корабли старались заходить пореже).

Судно в итоге превращалось в бордель, и безопасность, традиционно, оказывалась под угрозой вплоть до того, что приходилось мобилизовывать тех из морских пехотинцев что ещё не пали жертвой женских чар, дабы обыскать корабль и выслать на берег всех найденных проституток. Иногда случалось так что пара-тройка дам задерживались, и кораблю приходилось делать внеочередной заход в порт, дабы их ссадить — или выкинуть за борт, если капитан был не в духе, и в том и в другом случае команду ждало суровое наказание, и потому женщина на борту была смутным символом беды. Кстати, испанцы, которым английская флотская традиция «ром, плеть и содомия» была не по вкусу, одно время практиковали содержание на корабле проституток, и прекратили это из-за эпидемии сифилиса, так что тут тоже женщина на корабле — к беде.

Очень часто женщины путешествовали в виде пассажирок (одна из привилегий капитана — брать с собой жену и детей; кроме того иногда богатеи из Нового Света ожидали из метрополии родственников или гостей, в общем публика была та еще), и иногда это приводило к драмам — вроде той, что легла в свое время в основу одного из вариантов легенды о «Летучем Голландце» — что один капитан возжелал жену пассажира, выкинул пассажира за борт, после чего овладел несчастной, и за это его корабль был проклят.

Не знаю как насчет проклятья, ибо все подобные истории о проклятьях основаны на реальном факте: корабль мог по нескольку лет находиться в плаванье, и его экипаж не ступал на берег ни разу за всё это время, и это для моряков был сущий ад. Но таких случаев было множество. Далее у нас идут рабы. Ну, то есть, женщины, которых либо добывали в Африке, либо вытаскивали из тюрем Англии чтобы отвезти в Новый Свет и продать там за несколько фунтов на плантации. С ними тоже всё было не слава богу, потому что во все времена женщины делились на тех, кто покорялся судьбе и лишь оплакивали свою нелегкую женскую долю, и те, кто терпеть такое не желал. Вот последние как раз и устраивали на кораблях резню — соблазнив тюремщика и ослабив внимание, они завладевали оружием, а дальше начинался ад — полуголые фурии с саблями и пистолетами против ночной вахты. Так что да, женщина на корабле — к беде, особенно если она предпочитает смерть в бою позору в рабстве.

А было ли хорошее в женщинах на борту

Как ни странно, да. Во-первых, это монашки, традиционно занимающие нишу медперсонала, и пользующиеся относительной неприкосновенностью (насколько это вообще возможно на кораблях, полных пьяных моряков, годами не видящих женщин). Во-вторых это… гальюнная фигура.

Украшение на носу корабля зачастую представляло собой полуобнаженную статую женщины, и в этом можно было усмотреть идолопоклонство, ибо она — единственное на корабле, что почиталось больше всего. Хорошую статую моряки любили всем сердцем, они исповедовались ее деревянным ушам во всех своих грехах и рассказывали ей о своих чаяньях, и на это очень неодобрительно смотрела церковь, но поделать ничего не могла — статую защищало суеверие о том, что вид прекрасной женщины смиряет ярость стихий и защищает корабль от штормов и бед. С этими статуями связано еще много разных интересных моментов, о которых я расскажу в другой раз.

За подготовку материала выражаю благодарность el basurero.