Корабль «Скарборо»

Корабль «Скарборо»

Перо и знания el basurero не перестают удивлять. Уже в его первый день появления на Пиратском Острове я начинаю задумываюсь о создании отдельной рубрики для материалов и мыслей этого славного парня.

Все мы знаем — настоящий пират не боится ни бога, ни чёрта, ни шторма, ни продольного залпа. Однако бесстрашные либо погибают первыми, либо удостаиваются вечной славы.

Ни того, ни другого не досталось оставшимся за кадром пиратам, которым не посчастливилось познакомиться поближе с главным пугалом Карибского Моря эпохи Золотого века пиратства: мановаром «Скарборо».

Дабы восполнить сей печальный пробел в истории тех, кто не щадя жизни сражался теми, кто меньшей своей частью являлся друзьями бога и врагами всего человечества, а большей — как просто врагами всего человечества, я немножко приоткрою завесу зловещей тайны, висящей над этим ужасающим военным кораблём.

История кораблей «Скарборо»

Прежде всего, следует упомянуть, что «Скарборо» — это не один корабль, это несколько, построенных в разное время и ходивших под британским и не очень флагом в разных частях света военных кораблей. Все они — 32-пушечные, пятого ранга, подчеркну: военные корабли, фрегаты, имеющие три мачты, одну закрытую орудийную палубу, много пушек (шести и девятифунтовых, бронзовых), очень быстрые и маневренные. И тем не менее, прославился только один. Ни один пират, кроме Черной Бороды не рискнул бы ввязаться с ним в бой, по крайней мере на Карибах. А вот в других местах пираты были куда более отморожены и удачливы, и что характерно, в обоих случаях (у побережья Гвинеи, что в Африке, и возле Ирландии) это были французы. Оба этих корабля ценности для нашей истории не имеют, так что продолжим о третьем.

Так вот, в нашем случае, этот третий, самый известный «Скарборо мозолил глаза всем пиратам нашей любимой лужи в периоды 1712 — 1713 и 1716 — 1718 года, причем во второй раз его туда послали как раз по душу Черной Бороды, и однажды им все же довелось обстрелять друг друга из пушек, без особого, впрочем, результата (хотя результат все-таки был, но об этом ниже). Его капитаном был Тобиас Хьюм, и большую часть своего дежурства он изображал из себя пугало. Связано это было с тем, что экипаж «Скарборо» страдал от полного списка всех напастей южных морей — лихорадка, ром, плеть и изматывающие переходы по ложным наводкам — собственно, именно по этой причине, пока Черная Борода осаждал Чарльзтаун, «Скарборо» находился где-то у черта на рогах. Однако от перестрелки все же оказался толк — предполагая, что Эдвард Тич, знающий карибскую лужу как свои пять пальцев не мог вот так просто сесть на мель как полный профан так, что не смог с неё сняться, автор одной из теорий связал брошенную на произвол судьбы «Месть королевы Анны» с нежеланием Тича снова связываться со «Скарборо», что неминуемо и случилось бы рано или поздно. Исход боя был бы скорее всего не в пользу пиратов, так что лучшим решением было бросить ставшую знаменитой посудину и обзавестись чем-нибудь мелким и не привлекающим внимания, то есть пересесть на шлюп (вопреки тому, о чем можно подумать, шлюп — это не яхта, это трехмачтовый корабль без орудийной палубы, несущий где-то дюжину пушек; в шлюпы также сбрасывали всю неклассифицируемую в принципе мелочь типа бригантин, шхун и всего того, на чём обычно плавали пираты).

Но, как водится, эта история — лишь эпизод службы доброго корабля. Итак, давайте посмотрим, вкратце, чем ещё знаменит «Скарборо».

После спуска на воду в 1711 году, и конвойной службы (побывал в России в составе конвоя, да), «Скарборо» несет службу в Вест-Индии и Ост-Индии, где в основном глушит рыбу залпами и пугает пиратов. После того, как Мейнард приволок отрубленную голову Тича своим нанимателям, Скарборо вернулся в Англию, и в 1720 был сдан на слом, но не тут то было. Был один капитан, и ему срочно нужен был корабль. Посчитав, что после тимберовки «Скарборо» еще послужит, ему заменили пушечное вооружение (теперь он стал двадцатипушечным фрегатом), и с наглой ухмылкой вручили счастливому капитану.

Таковым был в период с 1724 по 1728 годы, Джордж Ансон, первый барон Ансон, который позже очень сильно прославится в войне за ухо Дженкинса (уже командуя линейным кораблем «Центурион»), а также совершил кругосветное путешествие (потеряв девять десятых экипажей от всего того, с чем «Скарборо» был уже знаком), захватил полтора миллиона пиастров и в общем был любимцем публики и первым лордом адмиралтейства, да-да, вот такие люди плавали на «Скарборо».

Однако пока Ансон занимался своими делами, «Скарборо» вновь отправился на ремонт, потом на службу, потом опять на ремонт, с 1732 по 1736 годы снова вылез на патрулирование побережья Северной Америки, пока в конце концов не был продан за совершенно смешную сумму в 225 фунтов на верфь, где был построен, в 1739 году.

Так оканчивается история фрегата, наводившего ужас на карибских пиратов и каперов.

И начинается новая, потому что следующий «Скарборо» был госпитальным судном Его Величества под в эскадре под командованием адмирала Вернона, которому было суждено кануть в лету в качестве адмирала и войти в историю человеком, умудрившимся побороть повальное пьянство на британском флоте, но об этом, пожалуй, в другой раз.