Пиратские суеверия! Во что верили моряки.

Пиратские суеверия! Во что верили моряки.


Разбор пиратских суеверий начнем с пятницы. Во-первых, HMS Fryday («Пятница» — распространенная городская легенда о неудачной попытке Королевского флота Великобритании рассеять распространенное суеверие моряков, что судно, отплывшее в пятницу, испытает несчастье. Такого корабля никогда не существовало, что делает эту историю вымыслом.) в списках Ллойда не значится, и есть данные, что эта легенда родилась в 1970-х, когда кто-то ляпнул ее в телеэфире.

Пятница

Однако пятница не только на море была дурной приметой — ее и на суше не жаловали, говоря, что любое дело начатое в пятницу — обречено на провал. Почему? Ну, очевидно потому что сразу за пятницей идет шаббат, а потом воскресная служба. Это означает простои, падение боевого духа коллектива и тому подобное. С другой стороны, когда команда начинает ныть, что мол, выход в море в пятницу — дурная примета, это означает день задержки в порту. Еще один день для рома и шлюх — а ведь моряки и так редко бывают на суше!

Кошки

Кошки на кораблях плавали редко, во-первых из-за нелюбви семейства кошачьих к морской воде, а во-вторых из-за привычки гадить где попало, включая съестные припасы. Это перевешивало их потенциальную пользу как крысоловов, и потому достаточно продолжительное время на кораблях их было мало. Черные же кошки считались атрибутом колдовства, связей с дьяволом и тому подобного, так что ненависть к ним легко объяснима.

Тыкать ножом в мачту

Тыкать ножом в мачту моряки не очень любили, зато любили корабельные плотники — на них висела тягостная обязанность своевременно детектить потенциальные конструктивные недостатки, а когда нож легко втыкается в мачту — это признак того, что мачту пора менять, а пока она стоит — быть осторожнее с парусами и ветром.

Но обычным морякам устройство мачт было неподвластно, а потому заметив, что плотник втыкает что-то там в мачту и присвистывает, а потом говорит капитану что было бы неплохо ставить поменьше парусов — по-видимому тут же решили что это какое то сильное колдовство, и стали поступать так же — но уже без понятия о том, зачем это нужно. В общем же случае традиция опирается на магический принцип, согласно которому подобие привлекает подобие — и если моряк свистит, подражая ветру в снастях, значит ветер придет и снасти запоют. Ну а когда ветер и так есть… Закон квадрата, блин.

Чайки

На самом деле чаек матросы не любили, как раз за то, что своими жалобными воплями они побуждали задуматься о судьбе погибших в море. А любили их за другое: чайки вдали от берега не появляются, а если их видно — значит земля близко, и можно потерпеть до берега, а уж там поохотиться, или кого-нибудь ограбить. А вот примета насчет убийства касалась вовсе не чайки а альбатроса — убить его — значило навлечь на корабль проклятье — и эта легенда описана в старинной балладе «Rime of the ancient mariner», которая обрела новую жизнь в творчестве Iron Maiden. Вам понравится — это реально эпичная музыка.


Эту историю старый моряк рассказывает на причале некоему слушателю: в балладе поется о том, как матрос-нуб прикола ради застрелил альбатроса, который был повешен ему на шею остальными, с комментарием что теперь корабль проклят — и так и случилось, мертвый штиль, вода и еда закончились, моряки умирали один за другим, и тут моряк обратился с молитвой к небесам, моля пощадить корабль, и небо ответило на молитву — альбатрос камнем упал с шеи моряка за борт и скрылся в пучине, поднялся ветер, и корабль благополучно добрался домой.

Стрижка волос и ногтей

Господь даровал человеку ногти для того чтобы чесаться и выколупывать вшей. Когда расчесы и кожные заболевания, а также вши, клопы и прочая мерзость окончательно задолбала моряков, возникла дивная по красоте идея, как обойтись без бритья голов налысо: ее мазали дегтем, а затем заплетали тугую косичку, с обязательной черной лентой (которая ныне сохранилась на бескозырке, ибо волосы смолить уже давно перестали). С ногтями такой проблемы не было, от работы они стачивались и в подстрижке нуждались редко.

Что до насекомых… Помните как один известный пират загнал всю свою команду в трюм, а затем зажег горшки с серой? Вы думаете он таким макаром решил поиздеваться и показать какой он отмороженный субъект? Да нет, просто корабль в очередной раз заполонили насекомые, и капитана это достало до такой степени, что он решился на радикальные, практикуемые издревле, меры, для профилактики чумы и прочего: крепкий алкоголь и окуривание серой. Эффективно убивает все известные бациллы наполвал — ну а заодно жжет легкие и разъедает несущие конструкции корабля… Напомните, долго там еще ходил по морям пират, известный как Черная Борода?

Итоги

Подводя черту, я хотел бы поведать о взгляде на берег — и окинуть прощальным взором эту статью. Сухопутной крысе не понять те чувства при трёх обстоятельствах, которые испытывает каждый, кто отправлялся в дальнее плаванье.

  • Первое — это крик «земля!». При этом крике сердце подпрыгивает до горла, а по телу разливается тепло как от кружки грога, ибо это означает, что корабль вернулся из открытого моря в прибрежную зону, и не смотря на то, что земля несет в себе определенную дозу опасности (мели, рифы, Белые Скалы Дувра и так далее), она желанна, как желанна женщина — к ней хочется прикоснуться, хочется сойти на берег.
  • Второе — это команда «отдать якорь!». Это означает что плаванье окончено, и словно тяжкий груз спадает с плеч моряка. Он выжил в штормах и штилях, он жил на урезанном пайке еды и воды, с него лил пот в три ручья под жарким солнцем, он замерзал под снежными зарядами, он надрывался на помпе и рисковал улететь за борт с мачты — но теперь все это, все испытания и страхи — позади.
  • И третье — это взгляд на землю в последний раз. Моряки боялись оглянуться как раз ввиду того, что если первые два обстоятельства были радостными, то вот это, третье, по уровню печали равно им обоим. Известен случай, когда после отплытия капитан одного славного корабля запирался в каюте и пил три дня без продыху — расставание с землей причиняло боль, тоску и страдание столь невыносимое, подобное расставанию с любимой, на долгие годы лишений — и потому оглянуться на берег после отплытия — это не предвестник несчастья. Это и есть несчастье.

«А волны всё стонут и плачут
И плещут о борт корабля
Растаял в далеком тумане Рыбачий
Родимая наша земля…»