Остров сокровищ. Местонахождение заветного клада.

Остров сокровищ. Местонахождение заветного клада.


Прототипы многих литературных героев существовали на самом деле. Шарль дю Бас д`Артаньян — французский дворянин на службе кардинала Ришелье, чья жизнь настолько богата приключениями, что до них далеко даже такому фантазеру, как А. Дюма. В основу истории Робинзона легла жизнь матроса Александра Селкирка, три года жившего на необитаемом острове. Военные подвиги капитана Блада списаны с реальных побед знаменитого пирата Моргана.

Но за их приключениями бывает трудно следить, не зная, где именно и в какой исторической обстановке происходили те или иные события. Однако нередко автор бывает неточен или просто скрывает место действия своих героев. Мне, например, всегда было интересно, где находится остров Сокровищ, придуманный Р.Л. Стивенсоном; поначалу я полагал, что это где-то в Карибском море. Потом все же решил проверить свою версию.

Любопытный читатель, конечно же, возьмет в руки роман Стивенсона и сразу же скажет, что ответить на этот вопрос невозможно. Потому что в первых строках Джим Хокинс, от лица которого ведется повествование, сразу же заявляет: «указывать, где лежит этот остров, в настоящее время еще невозможно» (гл. I). Но нельзя ли хотя бы приблизительно узнать, в каких местах разворачивались драматические события романа? Попробуем; может быть, это не такая уж тайна.

Время действия романа — вторая половина XVIII века. «Береговое братство» флибустьеров на Антильских островах давно ушло в прошлое. Теперь пиратство полностью вне закона. Этим презираемым промыслом занимаются многочисленные, но разрозненные кучки авантюристов. В поисках добычи они бороздят два океана от Мексиканского залива на западе до Молуккских островов на востоке.

Нет сомнений, что капитан Флинт и его товарищи тоже искали добычу по всему свету. В бумагах Билли Бонса есть пометка: «против Каракаса» (гл. VI), старый попугай Джона Силвера » побывал на Мадагаскаре, на Малабаре, в Суринаме, на Провиденсе, в Порто-Белло» (гл. X), а Джим Хокинс находит в кладе пиратов: » английские, французские, испанские, португальские: странные восточные монеты» (гл. XXXIV). Значит, и пираты могли облюбовать себе остров или в Атлантическом, или в Индийском океане. Но только не в Тихом. В ту пору на бескрайних и суровых просторах, где на многие тысячи миль не попадается ни клочка земли, нечего было делать ни торговцам, ни тем более пиратам. К тому же один из героев романа говорит: «Если мы не вернемся к концу августа, Блендли вышлет нам на помощь корабль» (гл. XVIII). А путешествие «Испаньолы» началось в первых числах марта. Вряд ли на паруснике, скорость которого в лучшем случае составляла 10-12 узлов, можно за полгода добраться в такую даль и вернуться.

В каком же океане искать сокровища пиратов? Ответ на этот вопрос дается абсолютно точно. Потеряв на злосчастном острове почти всю команду, путешественники взяли «курс на ближайший порт Испанской Америки, чтобы подрядить новых матросов» (гл. XXXIV). Если бы дело происходило в Индийском океане, уместно было бы направиться в одну из голландских, португальских или, еще лучше, английских колоний в Ост-Индии или в португальский Мозамбик, но никак не в Вест-Индию. Правда, при этом озадачивает название одной из бухт острова Сокровищ. Южный залив именуется стоянкой капитана Кидда, а ведь этот в действительности существовавший пират разбойничал именно в Индийском океане. Что это, авторская неточность? Возможно. Так или иначе, но это указание слишком косвенно для того, чтобы всерьез рассматривать версию об индоокеанском местонахождении острова.

Но Атлантический океан — это все еще, мягко говоря, приблизительный адрес. Нельзя ли точнее? Читаем X главу: «Мы двигались сначала против пассатов, чтобы выйти на ветер к нашему острову, а теперь шли к нему по ветру. Согласно вычислениям, нам осталось плыть менее суток. Курс держали на юго-юго-запад. Дул ровный ветер на траверзе».

Несомненно, речь идет о Южном полушарии. Идя против северо-восточных пассатов, «Испаньола» двигалась бы именно на северо-восток, то есть точно туда, откуда пришла. Не менее странным выглядит и поворот на юго-юго-запад (почти на 180°). Значит, остров лежит южнее экватора, и перед маневром шхуна шла на юго-восток. Идем дальше. Ветер на траверзе — значит, перпендикулярно курсу судна. Но с какого борта? Вот вахтенный крикнул долгожданное «Земля!», и «я побежал на наветренную скулу. Вдали на юго-западе мы увидели два низких холма» (гл. XIII). Корабль идет на юго-юго-запад, земля открывается ближе к западу, то есть правее по ходу судна. Стало быть, наветренный борт — правый, а ветер дует с северо-запада.


Но пассаты южнее экватора имеют прямо противоположное направление. А это значит, что «Испаньола» уже вышла из зоны этих постоянных ветров. Понятно, что точную границу области пассатов провести невозможно, да и в самой этой области возможны значительные отклонения ветра от юго-восточного, но все-таки ровный северо-западный ветер означает, что путешественники добрались уже как минимум до 20° южной широты.

При этом вряд ли остров расположен намного южнее. На нем имеется малярийное болото, водятся теплолюбивые гремучие змеи. На широтах, скажем, Фолклендских островов этого уже не найти. Но все-таки район поиска пока еще остается очень широким.

Попробуем определить, где в районе 20°-40° южной широты можно найти острова. Если взглянуть на карту рельефа дна Атлантического океана, то выясняется, что таких мест совсем немного. Вдоль Южной Америки до самых Фолклендов протянулись глубокие Бразильская и Аргентинская котловины, дальше к востоку с севера на юг идет Южно-Атлантический хребет, еще восточнее — оконечность Ангольской котловины и невысокий Китовый хребет, примыкающий к побережью Африки.

Может ли остров принадлежать Южно-Атлантическому хребту, как, например, о. Св. Елены или острова Тристан-да-Кунья? Снова обратимся к тексту романа. Этот клочок земли никогда не был колонизован, он использовался только для кратких пиратских стоянок, и завезти на него домашний скот было некому. Тем не менее, на острове в изобилии водятся козы, на которых, как вы помните, охотился несчастный Бен Ганн. Значит, искать его нужно не посреди океана, а в непосредственной близости от материкового побережья или в группе островов, к этому побережью примыкающих. Иначе придется признать слишком грубое допущение автора.

Кстати, другой классический роман — «Таинственный остров» Ж. Верна — как раз изобилует такими неточностями. В частности, как те же козы смогли оказаться на острове капитана Немо, расположенном посреди Тихого океана, совершенно непонятно.

Китовый хребет, как уже говорилось, невысок, и островов в его районе нет. Можно, конечно, предположить, что какой-нибудь пик выдается над водой, но тогда путешественникам пришлось бы до самого конца пути идти против пассатов. Да и поворот на юго-юго-запад опять-таки выглядел бы неоправданно.

Но есть и более подходящее место для искомого острова. Как раз в районе 20° южной широты, рассекая Бразильскую котловину почти пополам, от побережья Южной Америки на восток тянется длинная подводная гряда, увенчанная несколькими островами. Ее крайняя восточная точка — острова Тринидади (не путать с островом Тринидад у берегов Венесуэлы!) Вот в этом районе, но, вероятно, гораздо ближе к побережью, и следует искать остров Сокровищ.

В пользу этого предположения говорит и то, что преобладающие ветры в этих местах уже не юго-восточные, а северо-восточные, и ровный северо-западный ветер здесь гораздо уместнее, чем для тех же широт, но восточнее. Между прочим, и капитану Кидду этот остров мог быть по пути из Индийского океана.

Дело за малым — найти остров Сокровищ не за письменным столом, а на самом деле. К сожалению, это невозможно, так как Р.Л. Стивенсон придумал и сам этот остров, и спрятанный на нем клад.

Капитан британского королевского флота Кидд в 90-х годах XVII века был направлен в Индийский океан для борьбы с пиратами. Однако, вместо того, чтобы выполнять возложенные на него задачи, он сам занялся грабежами. Интересно, что в мировой приключенческой литературе сокровища капитана Кидда упоминаются даже чаще, чем баснословные богатства, добытые Морганом или Дрейком. На самом же деле Кидд был фантастически невезуч: на его счету всего одна успешная операция, действительно принесшая неплохой барыш. Все остальные его «победы» — это захват мелких торговых судов и грабеж рынков в прибрежных городах для пополнения продовольствия. Кидд имел печальный конец: его обманом заманили в Америку (тогда еще английскую колонию), где арестовали, а затем переправили в Лондон, судили и повесили. Образ страшного разбойника ему создали лорды британского Адмиралтейства, стремясь показать эффективность своей борьбы с пиратами.