Испанские пираты

Испанские пираты

Я часто слышу от юных моряков, читавших разные хорошие книги, написанные англоязычными авторами, один и тот же вопрос, продиктованный их сообразительностью: почему практически во всех книгах испанцы изображены трусливыми, жадными, грязными сволочами, и как там насчет испанских пиратов, были они или нет?

Почему все не любят испанцев

С первым вопросом всё просто — как и положено чванливым патриотам, английские писатели хвалили всё английское, и предпочитали ругать, не замечать и не помнить подвигов своих врагов. Однако никто не является таким большим фанатом хороших книг о море и тех, кто в нем сражался, как моряки, и порой в портовом кабаке парочка капитанов из разных стран устраивали шумные баталии, отстаивая честь своей родины, однако же проявляя уважение и восхищаясь подвигами тех, кто являлся в силу политической ситуации, врагами таковой. Тем не менее, вплоть до середины девятнадцатого века каждый британский корабль, оказываясь на траверзе Нохи, приспускали флаги — они помнили и уважали Луиса Висенте де Веласко, биография которого обширна и удивительна, но чем читать стену текста — пожалуйста, посмотрите лучше картину, где изображена оборона Морро.

Вторая часть вопроса более сложная. Дело в том, что испанцы грабили новый свет в таких масштабах, который иным и не снился, и очень большая часть золота, предполагаемая к отправке в Старый Свет испарялась ещё до погрузки на корабли. Во времена Наполеона сложился такой казус, что двойная проверка (испанскими и французскими чиновниками), призванная уменьшить воровство, показала, что не смотря на все ухищрения, описи и контроль, неизвестно куда делась сумма в двести тысяч песо. Угадайте сколько бы пропало, если бы контроль был всецело испанским?

Кроме того, Новый Свет официально считался владениями Испании, и таким образом, все кто туда приплывал — нарушали испанский закон. Как следствие испанские капитаны грабили их как хотели, и им не нужно было поднимать для этого черный флаг — все в рамках закона и с соизволения короля.

Испанцы под черным флагом

Но вот когда Испания стала терять Новый Свет — а случилось это под конец XVIII века — поток золота иссяк, и некоторые испанские моряки начали поднимать черный флаг. А некоторые — и свой собственный.

Здесь следует заметить, что англичан любой уважающий себя испанец презирает и недолюбливает, но делает это с достоинством (например с презрением говорит «не понимать английски», когда к нему обращаются подданные британской короны, прекрасно зная что настоящий англичанин не говорит ни на одном языке кроме собственного), а потому когда американцы начали войну за независимость против Великобритании, их в этом поддержали… Испанцы!

Поскольку пересказывать байки про Черного Цезаря, Кровавого меча и тому подобных мифических фигур — скучно и неинтересно (достаточно сказать, что первый был мелким авантюристом, который не стоит того чтобы называться пиратом — хотя вокруг него накрутили реально красивую легенду, а второй вообще неизвестно, был или нет), сначала я расскажу про человека с настоящим стержнем внутри.

Звали этого славного испанца Бернардо де Гальвес, и в годы войны за Независимость он участвовал в осаде Пенсаколы, что во Флориде. И он не был бы испанцем, если бы не сделал то, что наблюдали с одной стороны (из форта) британский генерал Кэмпбэлл, а с другой — вся полуторатысячная испанская армия: поскольку бухта простреливалась и там было полно мелей (на которую наткнулся головной линейный корабль гаванской флотилии), де Гальвес сел на бриг, после чего поднял свой собственный флаг, пальнул из всех орудий, чтобы враг знал кто идет, и с наглой рожей пошел в бухту, прямо под пушки. Хваленые британские артиллеристы мазали раз за разом по его бригу, и каждый промах был встречен воплями радости и взмахами шляп с испанской стороны. Зайдя в бухту, он пальнул ещё раз изо всех орудий, и на этом его подвиг можно считать завершенным, ибо именно за него испанский король осыпал его чинами и даровал право изобразить на гербе бриг со словами «справлюсь сам». Пенсаколу испанцы в итоге взяли. Лихо и вполне по-пиратски (да что там, если вспомнить предыдущие отжиги Гальвеса — тут сам Морган обзавидуется).

Второй, о ком следует упомянуть — это Бенито де Сото. Вот это уже в самом деле испанский пират XIX века. Когда его судили, то обвинили в семидесяти семи убийствах и уничтожении как минимум десяти судов. Так вот, попался этот морской разбойник как водится до смешного нелепо — плывя в Испанию, чтобы зажить как белые люди в достатке и спокойствии, ночью пираты приняли маяк на острове Леон за маяк в Тарифе и в результате сели на мель у берегов Кадиса. Их поймали и приговорили к смерти в Гибралтаре, но на этом история не закончилась: в 1904 году на месте упокоения их злополучного брига все население Кадиса с лопатами перекапывало песок и несказанно обогащались, ибо трюмы брига оказались полны старинных монет. Вот примерно таковыми и были испанские пираты.